Главная | Справочник федеральных органов власти | Досье | Продукты и услуги |

  

БИОГРАФИИ

а б в г
д е ж з
и к л м
н о п р
с т у ф
х ц ч ш
щ э ю я

справочные материалы

 

 

Досье-главная

 

 

 

Примаков Евгений Максимович

Биография. Публикации. Дополнительные сведения.


"Итоги" от 9 мая 1998 года.
Александр Гольц

Улисс на Смоленке

Евгений Примаков уже два года успешно лавирует между Сциллой российской оппозиции и Харибдой Бориса Ельцина Среди тех, кто встречал 12 мая президента России в мидовской высотке на Смоленской, многие помнили его прошлое посещение внешнеполитического ведомства, случившееся без малого шесть лет назад - в октябре 1992 года. Тот визит вылился в прилюдный разнос тогдашнего главы российской дипломатии и ельцинского любимца Андрея Козырева, разнос, которого никто не ждал. Сейчас Борис Ельцин всячески демонстрирует полное свое доверие Евгению Примакову. Однако кто знает, какую шлею подведут завтра под хвост президенту примаковские "доброжелатели". Неспроста же по Москве с подозрительной регулярностью начинают циркулировать слухи о скорой отставке нынешнего главы МИДа. Как бы то ни было, на протяжении всего визита Ельцин был настроен не просто благожелательно, а даже восторженно (чему в немалой степени способствовало состоявшееся в кабинете министра вручение президенту мидовской Памятной медали Горчакова "за большие заслуги в деле укрепления мира и развития международного сотрудничества").

Интересно, что обращенная к дипломатам речь президента была по существу полным повтором выступления шестилетней давности. Только вывернутым наизнанку. Тогда министр был обвинен в том, что он не уделял должного внимания выработке концепции внешней политики, что при нем Россия превратилась в страну, которую "можно держать в прихожей". Теперь, по мнению президента, концепция приобрела четкие очертания и "Россия на деле доказывает: с ней необходимо считаться". В качестве примера возросшего влияния страны на международной арене Ельцин привел успех в разрешении кризиса вокруг Ирака и "приносящие плоды" усилия по защите прав соотечественников в Латвии. И даже на отношения со странами СНГ, которые как были в загоне шесть лет назад, так пребывают там и по сей день, президент теперь смотрит с оптимизмом, особенно после упразднения Минсотрудничества и превращения МИДа в "головную организацию" по Содружеству.

Одним словом, самая трудная проблема, которую придется решать министерству в оставшиеся два года президентства Бориса Ельцина (а до 2000 года президент гарантировал Примакову пребывание на министерской должности), это ремонт фасада здания на Смоленке. С тем, чтобы, как изящно выразился президентский пресс-секретарь, внешний вид внешнеполитического ведомства отвечал его уже обновленному внутреннему содержанию. Впору плюс к Горчаковской медали учредить медаль имени Евгения Максимовича.

Титан

В годы козыревского правления символом МИДа могла служить стоявшая в конференц-зале как раз за стулом министра маленькая бронзовая копия знаменитого Лаокоона, изнемогающего в борьбе со змеями. Точно так МИД изнемогал тогда от звучавших со всех сторон поношений. Сегодня же голоса критиков, как слева, так и справа, если не стихли вовсе, то звучат весьма глухо. И это позволило президенту заявить на встрече, что нынешняя внешняя политика опирается "на все возрастающее согласие между различными общественно-политическими силами". В действительности никакого согласия между теми, кому повсюду мерещатся империалистические заговоры, и теми, кто полагает, что важнейшими партнерами России являются промышленно-развитые страны Запада, нет и быть не может. Если пресловутый консенсус и наличествует, то он относится только к фигуре Евгения Примакова - и тех, и других она, в общем, устраивает. Если уж мы обратились к античным сюжетам, то глава МИДа, подобно хитроумному Улиссу, весьма ловко проводит российский внешнеполитический корабль по фарватеру здравого смысла между Сциллой левой оппозиции и Харибдой режима президентской власти.

При этом главу МИДа не упрекнешь в чрезмерной гибкости. В сущности на всем протяжении своей карьеры - в бытность академиком и председателем Совета Союза ВС СССР, шефом разведки и главой МИД - он придерживается одних и тех же принципов (которые вытекают из концепции "политического реализма"). Суть их сводится к тому, что любое государство - существо эгоистическое, и для реализации собственных национальных интересов оно использует в зависимости от конъюнктуры самые разные идеологические прикрытия. Если же для реализации этих самых интересов недостает политической и экономической мощи, то надо создавать союзы, и объединенными усилиями орагнизовать давление на тех, с кем нельзя справиться в одиночку. Идеями "политического реализма" проникнуты наделавшие немало шума в 1993-1995 годах открытые доклады Службы внешней разведки, которую возглавлял в ту пору Евгений Максимович. О чем бы ни шла в них речь: о распространении оружия массового уничтожения, расширении НАТО или отношениях со странами СНГ, - лейтмотив был один.

Запад пытается использовать трудности России в своих сугубо корыстных интересах. Разумеется, далеко не факт, что теория "политического реализма" отвечает реалиям сегодняшней международной жизни. Хотя ее и придерживаются и Генри Киссинджер, и Збигнев Бжезинский. Концепции политического реализма отвечает и примаковская идея многополярного мира, столь полюбившаяся президенту. Если уйти от красивой фразеологии, то сегодня, когда наша страна не обладает ни экономическим благополучием, ни военной мощью, эта концепция сводится к тому, что "полюса", объединяясь в союзы, могут противостоять самому мощному "полюсу", то бишь Соединенным Штатам. Не случайно, не отрекаясь от "стратегического партнерства" с ведущими государствами Запада, глава российского МИДа настойчиво проводит в жизнь идею "доверительного" партнерства с крупнейшими развивающимися странами, такими как Китай и Индия. Они, мол, решают проблемы, сходные с нашими, болеют теми же болезнями.

Это создает предпосылки к выработке общей позиции по ключевым международным проблемам. Позиция Примакова вполне логична. Если считать мир многополюсным, то Россия вне всяких сомнений - один из полюсов. А это дает моральное право (формальное право обеспечивает постоянное членство в Совете Безопасности ООН), например, активно вмешиваться во все международные кризисы: от иракского до балканского. Отечественные ультралибералы вроде Константина Борового считают Примакова "антизападником" по натуре и этим объясняют его симпатию к авторитарным и диктаторским режимам. Москва действительно, как правило, выступает адвокатом тех, кого Запад считает воплощением зла : Саддама Хусейна, Слободана Милошевича, Фиделя Кастро. Однако позиция главы МИДа основывается, видимо, не на чувствах. Особые отношения со странами, которые сегодня оказались в изоляции, позволяют Москве хоть как-то влиять на их политику. Что в момент кризисов приобретает особую ценность для наших западных партнеров.

Так, бескровное разрешение последнего иракского кризиса не только избавило народ этой страны от новых страданий, оно и вывело из тупика американскую политику. Для России участие в разрешении международных конфликтов, даже тех, которые ее вроде бы прямо и не касаются, представляет вполне определенный интерес. Ведь если исключить проблемы бывшей Югославии, Ирака, Ливии, арабо-израильского урегулирования из перечня тем наших с Западом переговоров, то останется очень немного: старые долги и новые инвестиции в нашу экономику, дискриминационные ограничения нашего экспорта, да еще разоружение. То есть вопросы, в которых Москва по большей части так или иначе выступает в роли просителя, а отнюдь не партнера. И Примаков прекрасно отдает себе отчет в том, что позорящие, на взгляд просвещенного российского западника, страну особые отношения с каким-нибудь диктатором могут представлять собой политический капитал. Что и говорить, игра эта рискованная. У Москвы весьма ограниченный набор средств, с помощью которых она может заставить диктаторов к себе прислушаться. Даже дав обещание, они, - как, например, Хусейн - легко его нарушают.

Да что там диктаторы. Чего стоит примаковское "доверительное партнерство", если даже такой солидный партнер, как Индия, проигнорировав рекомендации Москвы, только что испытала водородную бомбу. Можно сколько угодно твердить, что это суверенное государство, которому никто не вправе диктовать. Но осуществляя крупные поставки оружия и военных технологий, сотрудничая в области атомной энергетики, Москва, конечно, рассчитывала получить рычаги для воздействия на Дели. "Подвела Индия", - констатировал Борис Ельцин. Это просчет, но пока президент нынешнему министру иностранных дел прощает все. Евгений Примаков устраивает Бориса Ельцина отнюдь не только как профессионал. В отношении президента к министру много личного. Во-первых, они практически ровесники, что облегчает общение. Во-вторых, Примаков в отличие от свого предшественника не козыряет своей образованностью. В-третьих, он умеет внятно изложить все хитросплетения международных отношений, что дает президенту возможность вполне осознанно выбрать нашу внешнеполитическую линию.

В частности, последнее выступление Ельцина в МИДе показало, что он безусловно ориентируется в международных проблемах. Прибавьте к этому некоторое почтение, которое испытывают все сформировавшиеся в советские времена люди к некоему сверхзнанию, которым должны бы обладать "люди из разведки". Не зря же Ельцин еще шесть лет назад ставил дипломатам в пример аналитическую работу СВР. И главное - Примаков создает президенту все условия, чтобы тот чувствовал себя небожителем. С почти детской радостью Борис Николаевич отмечал, что теперь недели не проходит,чтобы кто-то из мировых лидеров не позвонил ему - вот и Клинтон на разговор напрашивается. Сам же министр старается не привлекать к себе внимания, особенно в присутствии президента. Честь истолковывать эскапады Ельцина и искать второй ключ к подносу с ковшиками он оставляет Ястржембскому.

Никто не любит, но все терпят

Левая оппозиция видит в его деятельности главным образом стремление насолить американцам. И ей это нравится. К тому же облик Евгения Максимовича в точности соответствует представлениям ортодоксов о том, как должен выглядеть продолжатель дела товарища Громыко. Прибавьте к этому манеру изъясняться на публике ничего не значащими фразами - и перед нами реликт столь нежно любимой оппозиционерами советской эпохи. Да такого беречь надо, не дай Бог вместо него назначат какого-нибудь нового Козырева - либерала-говоруна. И потому Дума не возражает, когда министр призывает ее согласиться с Основополагающим актом Россия - НАТО на том основании, что он, мол, выжал из натовского генсека Соланы все, что возможно. А попробуй какой-нибудь "мальчик в розовых штанишках" явиться к парламентариям с договором о сотрудничестве с ненавистным военным блоком - да его в порошок сотрут. Примаков заверил президента, что ратификация Думой Договора СНВ-2 отнюдь не утопия, и надо сказать, он имел на это все основания.

Стиль и взгляды главы внешнеполитического ведомства, естественно, раздражают многих наших либералов. Примаков с его сосредоточенностью на вопросах безопасности, утверждают они, безнадежно устарел в эпоху, когда жизнь на планете определяют не передвижения войск, а движение капиталов. В самом деле, Евгения Максимовича в отличие от, скажем, Анатолия Борисовича довольно трудно представить с ноутбуком в руках. Но и либералы не могут не признать: вхождение России в восьмерку (чем чрезвычайно гордится президент) состоялось, к сожалению, вовсе не потому, что мы соответствуем экономическим стандартам промышленно-развитых стран. Совершенно очевидно, что Россию приняли в "восьмерку" прежде всего благодаря ее роли в системе международной безопасности. А уж эту карту Примаков разыгрывает виртуозно. Вот и сейчас, когда большинство членов "восьмерки" вознамерились ввести санкции против Дели, Примаков заявил, что Россия к ним не присоединится. Скорее всего Западу снова придется искать выход из этого кризиса с помощью России.

Наши партнеры не слишком любят Примакова - хитрого и чрезвычайно упорного переговорщика, который даже в слабой позиции находит возможность сказать "нет". Достаточно вспомнить тянувшиеся несколько месяцев переговоры с Соланой, на которых Евгений Максимович бился за каждую запятую Основополагающего акта Россия - НАТО. Да и твердая позиция МИДа в вопросе российско-иранского сотрудничества в сфере атомной энергетики не может не бесить американцев. Однако западные недоброжелатели Примакова признают: позиция министра всегда ответственна - если Евгений Максимович говорит-таки "да", можно будет уверенным, что назад он свое слово не возьмет. Итак, политический вес Евгения Максимовича Примакова сейчас велик как никогда. Ельцин еще раз подтвердил, что только МИД отвечает сегодня за внешнеполитическую деятельность. Любая самодеятельность будет пресекаться. Неизвестно, правда, относится ли эта угроза к Ивану Рыбкину, которого упорно прочат на пост заместитителя главы президентской администрации, ответственного за дела СНГ.

И в самом МИДе к Примакову относятся хорошо: он добился пусть небольшого, но повышения жалования сотрудников своего ведомства, а также освобождения от воинской службы молодых дипломатов. Как крепкий хозяйственник кардинально улучшил работу столовой и, глядишь, действительно отремонтирует фасад. Одна тучка на его горизонте - награждение орденом "За заслуги перед Отечеством" второй степени - с недавних пор эта награда стала для высокопоставленных чиновников дурным знаком.




Aport Апорт Top 1000

 

За более подробной информацией обращайтесь на сайт  "Архив журналиста" ©
www.grankin.ru
1999-2019. Москва.

Данный веб-узел предназначен для предоставления информации о структурах государственной власти Российской Федерации.
 Информация имеет тенденцию к обновлению
вслед за происходящими
 событиями.

Дата последнего обновления: 18.08.2018